mushkin_et (mushkin_et) wrote,
mushkin_et
mushkin_et

вот начала что-то такое сказочно-волшебное...

Название еще не придумала, пока пусть будет ..."Амалия"

Был тот волшебный час летнего утра, когда солнце, уже осветив собой небо, еще не пробилось сквозь толщу леса, не зажгло мириадами брильянтов росу на высоких травах. Когда густой ночной туман еще лежит покойно в ложбине между деревьев и лишь редкие самые утренние птицы оглашают ее своим пением.
На большой открытой поляне, чуть в стороне от лесной дороги расположился небольшой лагерь. Это были путники, идущие с караваном из Аверна, маленького княжества, лежавшего по другую сторону гор. Еще вечером, войдя в пределы Маорино, они решили остановиться на ночлег в лесу, не заходя в город. По закону этого государства, где просвещение, лоск и идеи куртуазности достигли невообразимых высот, каждый, кто входил в главные ворота королевской крепости-резиденции, непременно и безотлагательно представлялся верховному министру, который и определял возможность представления гостя королевскому двору, купеческой гильдии или, наоборот, запрещал нахождение неугодного внутри крепостных стен.
Страсть Ее Величества, королевы Маорино, Людвиги XIV к блестящему, радующему взгляд окружению доходила до того, что подчас послы самых могущественных стран отправлялись восвояси не с чем, если их внешность не подпадала под высочайшие стандарты, установленные здесь. Что и говорить про обычных торговцев! Даже бродяги должны были позаботиться, чтобы их лохмотья выглядели живописно, а грязь на лице удачно сочеталась с тонкими чертами и выразительными глазами, если они хотели заниматься своим ремеслом в этом городе.

Путникам, остановившимся на ночлег в лесу, непременно нужно было получить аудиенцию у Ее Королевского Величества, ведь их посольство было первой попыткой, спустя долгие годы, наладить соседские, если не сказать дружеские, отношения между этими двумя государствами.
Отношения расстроились уже давно, еще во время начала правления князя Фуора, который на беду свою никак ни мог произвести на свет красивого потомка. Детей у него было много, и были они умны и деликатны, но природа, одарив отпрысков старинного княжеского рода разнообразными талантами, обделила их в одном, в прекрасной наружности. Какой бы не казалась ничтожной проблема нескольких лишних килограммов на боках светлейших княжичей, или длинного крючковатого носа у наследницы престола, но этого было достаточно, чтобы королева Людвига прекратила всяческие сношения с незадачливым, хотя и благополучным со всех иных сторон, княжеством.
И, вот, наконец, спустя долгие годы и бесчисленное количество смененных жен, князь Фуори мог представить ко двору Маорино своего младшего, получившегося на редкость удачно, сына.
Это и была цель посольства, везшего наряду с портретом прекрасного княжича, драгоценные изделия из золота и слоновой кости, коеми был так славен Аверн, тонкой работы манускрипты по физике и медицине, наукам в которых особенно были сильны мудрецы княжества. Все то, чем Аверн торговал далеко за пределами долины Трех Королевств и торговлю чем хотел возобновить с Маорино.
Вожатый каравана справедливо рассудив, что будет лучше, если послы хорошенько выспятся, дабы не оскорблять светлых очей королевы своими невыспавшимися и, в следствие этого помятыми физиономиями, не стал будить их в обычный рассветный час, и поэтому в лагере все еще было тихо, лишь слышалось мерное посапывание людей в шатре, да звуки лошадей, объедающих траву вокруг привязи, нарушали покой.


Но, все же, был один человек, который не спал в этот час. По правде говоря, за всю ночь он не сомкнул глаз. Думы одолевали его. Думы о месте, которое принадлежало ему по праву, но тем не менее, в которое он сегодня должен был войти как гость.
Он был замечательно хорош собой. Прямой нос, четко очерченные губы, высокий чистый лоб выдавали в нем гордую породу. На верхней губе был небольшой шрам, но он ни чуть не умолял его красоты, наоборот, придавал ему изысканный шарм, также как солнечное небо смотрится глуже и драматичней, если на нем есть небольшая тучка.
Конечно, нисколько нестранно, что он оказался среди посольства. Ведь сюда собрали всех красавцев княжества, которых только могли отыскать. Но даже среди всех этих статных юношей и дородных мужей он удивительно выделялся. Наверное, его отличало от других то, что он нисколько не принимал во внимание свою красоту, как будто и не замечал ее вовсе. Никогда в его поведении вы могли заметить малейшую рисовку или тот надменный вид человека, уверенного, что на него смотрят. Скорее казалось, что он старается как-то стушеваться, словно боясь оскорбить своим видом окружающих.
В этот час он не спал. Лишь только расступилась мгла, как он уже был на ногах. Он вышел из шатра. Собаки, приученные поднимать несусветный лай при появлении любого живого существа в окрестностях лагеря, лишь подняли остроухии морды и, опознав своего, опять свернулись клубком. Он не стал седлать лошать, чтобы не будить сторожевых, спящих чутким к любому движению сном, и покинул лагерь пешком.
Его путь лежал через лес к высокому камню на холме, забравшись на который, можно было разглядеть крепостные стены и островерхие крыши Нарваля, главного города славного королевства Маорино.....

Стоя на вершине камня и рассматривая город, лежавший перед ним, он без труда нашел золоченную крышу королевского замка, огромный купол кафедрального собора, он видел как монашек в белых одеждах пронесся вверх по лестнице колокольни и услышал как, вдруг, окрестности огласил чудесный колокольный звон. Он наблюдал стражников, медленно прохаживающихся по крепостным стенам, смотрел, как открываются главные ворота и череда красочных повозок, заполненых всевозможной провизией, потянулась в город. Он обратил внимание на дородного вельможу в богатых одеждах, сидевшего в высоком кресле у входа и внимательно проверяющего торговцев. Две повозки, чьи хозяева, видимо, не сумели пройти проверку, повернули назад. Они как раз разворачивались на широкой дороге, когда из ворот вылетела небольшая кавалькада, во главе с тонкой всадницей в легких одеждах и помчалась в сторону леса.
Если бы вы могли увидеть ту чудную картину, которую представляла собой эта группа молодых людей, летящих на перегонки с ветром на встречу солнцу, легко перескакивая кочки и обходя перелески! Впереди на грандиозном белеснежном жеребце летела такая красавица, каких наверно и не сыскать на всем белом свете. Поколения лишь строжайшей селекции могли произвести на свет такую красоту. Все было прекрасно в этом ангелоподобном существе. Золотистые локоны, убранные под изысканный обруч. Гордое, но вместе с тем нежное лицо. Тонкие запястья, выглядывающие из-под струящихся полупрозрачных одежд. Сильные длинные ноги, обутые в кожанные сандалии. Конь ее стремительно рвался вперед, но она даже не оглянулась на сопровождавших ее всадников. Еще минута и она скрылась в лесу, оставив спутников далеко позади.
Эрик, так звали молодого человека, встречавшего этот день на высоком камне, жадными глазами следил за красавицей и как только она исчезла из виду, тотчас сбежал вниз и бросился ей наперерез.
Ему легко было найти ее в лесу. Белый жеребец мелькал сквозь деревья, еще издали привлекая взгляд. Конь слегка сбавил скорость, перескакивая через поваленные деревья, взбирался по склону оврага, как вдруг из под большой старой ольхи навстречу ему выскочил огромный отвратительный вепрь. Как странно и гадостно было лицезреть это животное, полное безрассудной ярости в такое мирное, благодушное утро. Конь взвился на дыбы и, словно не в страхе, а в отвращении, метнулся в сторону и понес. Низко пригнувшись к шее животного, нисколько не растерявшись, прекрасная наездница тем не менее, очень рисковала, учавствуя в этой бешеной скачке. И кто знает, как долго она смогла бы выдержать этот стремительный темп, если бы юноша, появившийся рядом словно по волшебству, немного пробежав наравне с конем, изловчился схватить его за узду и резким движением остановил его бег.
Внезапная тишина обволокла их. Все трое тяжело дышали, молча глядя друг на друга. Юноша был первый, кто прервал это безмолвие:
- Вы прекрасно держитесь в седле, моя госпожа! – сказал он с низким поклоном.
Красавица, уже совсем оправившись от испуга, не торопилась с ответом, внимательно рассматривая его. Наконец, она промолвила с мягкой улыбкой:
- И все же, я была в опасности и Вы спасли меня. – Юноша подал ей руку, она вложила в нее свою тонкую ладонь и, опершись, легко соскочила с коня, сразу же показавшись маленькой в сравнении со статной фигурой молодого человека.
- Вы не похожи на охотника- продолжала она, беря лошадь под узцы и молчаливо приглашая юношу за ней.
- Как возможно иностранцу охотиться в лесах, принадлежащих Ее Величеству королеве Людвиги? Нет, нет, госпожа я здесь совсем по другой причине.
- Вы меня интригуете....
- О! Простите мне мою оплошность! Случай, сведший нас, был до того неожидан, что я забыл о приличиях. Разрешите представиться, Эрик Филжелозо, вассал Его Высочества Князя Фуора, прибывший с посольством в Ваше славное королевство.
- Князя Фуора? Властителя Аверна? – переспросила его собеседница, - Но, моя....- она запнулась на мгновение....- королева Людвига, насколько я осведомленна, находится в ссоре со светлейшим князем....
- Это и есть цель нашего посольства, возродить былую дружбу между нашими государствами, - улыбнулся Эрик.- позвольте спросить, как Ваше имя, прекрасная Госпожа?
- Амалия, - ответила девица, и подумав немного, добавила: - дочь второго министра Ее Высочества.
- Примите мое восхищение, - галантно ответил Эрик.
Они прошлись немного в молчании.... Птицы заливались чудеснейшими трелями над их головами. Солнечные блики, пробиваясь, сквозь листву деревьев, создавали сказочные вечноменяющиеся картины вокруг них, ароматы дикого жасмина и жимолости услаждали их обоняние....
- Что делает посол в чаще леса? - удивлялась красавица.
- Мы остановились с лагерем неподалеку.- Эрик наклонился, чтобы сорвать цветок и с поклоном подал ей, - Утро было так хорошо и этот лес так прекрасен, что я не мог отказать себе в прогулке до завтрака.
- Ваш выговор совсем не отличается от присущего жителям королевства, - задумчиво промолвила Амалия.
- Я вырос в семье выходцев из Маорино, может быть потому, - ответствовал Эрик.
Это был не самый удачный ответ, если учесть, что Эрик хотел сохранить в тайне некоторые моменты своего происхождения, а принцесса Амалия, а это была именно принцесса, а никакая ни дочь второго министра, обладала быстрым умом. Но кажется, обошлось. Она лишь спросила:
- Значит Вам известны обычаи нашей страны?
- О да, вполне, - согласился Юноша, отводя низконависшую ветвь дикой яблони, мимо которой они проходили.- Вы имеете в виду нынешний праздник?
- Конечно, - улыбнулась принцесса, - Вы будете на нем?
- Почту за честь! И питаю надежды увидеть Вас там.
- О, несомненно Вы меня увидите, - кокетка лукаво улыбнулась, - Но узнаете ли Вы меня? Ведь мы будем в масках...
В это время послышались голоса. Это ее свита разыскивала беглянку.
Ничуть не смутившись, Амалия все же решила закончить беседу.
- И, все же, быть может, Вы спасли мою жизнь. Я Вам благодарна Я Вас найду.
Эрик остановился и взяв ее руку, поднеся ее к губам, промолвил:
- Если это будет Вашей благодарностью за спасение, то я с удовольствием приму ее. В любом другом случае я освобождаю Вас от нее. Это мне стоит благодарить провидение, познакомившее нас. – закончил он поцелуем.
Голоса приближались и вот уже из-за деревьев появился всадник. Настороженно глядя на прощание парочки, он все же, положил руку на меч, приготовляясь к атаке.
- О, Теодор! – предупредила его движение Амалия, - Ты опоздал. Этот галантный кавалер уже спас мою жизнь.- добавила она со смехом.
В это время подоспели остальные ее спутники.
- Господа, познакомтесь, Эрик Филжелозо, вассал князя Фуори. – представила Амалия своего спасителя. – А это – Теодор , мой брат, взявший на себя роль моего охранителя, не всегда, правда, удачливого. – она не удержалась от ехидства.
В это время светловолосый юноша с обоятельнейшей ямочкой на подбородке и веселыми глазами выдвинулся вперед.
- Принцесса, Вы так резво умчались, что не было никакой возможности Вас охранять. Можно было подумать, Вы спишите на свидание.
- Нет, милый Ренцо. Это не я, это мой жеребец. Похоже, он соскучился по привольному бегу за те два дня, что мы не выезжали. А вам стоило бы осторожнее наделять меня титулом, который мне не принадлежит, – Она в упор посмотрела на юношу.
Ренцо перевел взгляд на Эрика, усмехнулся и, отвесив поклон, произнес:
- Прошу прощения, дорогая Амалия. В моих глазах вы всегда предстаете королевских кровей.
Вся группа заулыбалась, зашушукалась было, но, вдруг смолкла и на лужайке повисло слегка неловкое молчание. Амалия, решив прервать его, сильным и ловким движением заскочила в седло. Оправила платья и, натянув поводья, еще раз наклонилась к Эрику:
- Итак, прощайте, мой спаситель. Надеюсь, мы увидимся в ближайшее время. – она с улыбкой посмотрела ему в глаза и не дав ему ответить, пустилась шагом сквозь строй молодых людей, которые также, отвесив короткий поклон Эрику, повернули своих коней и устремились за ней.






Tags: Амалия, графоманство
Subscribe

Posts from This Journal “графоманство” Tag

  • птичка

    - Смотри, смотри, Юрка, вон она, кроха, полетела. - Где, дядь Вить? – Юрка привстал на цыпочки, заглядывая в небо. - А вон, вишь сосна на…

  • ....

    Мы проснулись от холода. Он пробирался даже под одеяло. Под свитера и майки, что были на нас. Просыпаться не хотелось. Я прижалась посильнее к…

  • сказка часть 1

    Оригинал взят у mushkin_et в сказка В глухом лесу, среди болот, есть поляна одна, древним папоротником заросшая. А посреди поляны…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments